Евразийская интеграция в исследованиях иностранных «фабрик мысли» за 2013 год

вт, 02/04/2014 - 12:40
евразийская интеграция


Январь 2014 г.

Арсений Сивицкий

Евразийская интеграция в исследованиях иностранных «фабрик мысли» за 2013 год

Мониторинг подготовлен для специального приложения "Союз-Евразия" газеты "Звязда"

2013 год был достаточно насыщенным для евразийской интеграционной повестки дня. В фокус внимания отечественных и зарубежных фабрик мысли в основном попали проблемы, связанные с сущностью протекаемых евразийских интеграционных процессов, анализом перспектив возможного расширения Евразийского союза, конкуренции евразийского и европейского интеграционных проектов за сферы влияния на постсоветском пространстве, особенно в регионе «Восточного партнерства», и др.

Тематически исследования ведущих фабрик мысли, посвященные исследованию евразийской интеграции в 2013 году, можно разделить на несколько групп: страх перед «новой империей», Евразийский союз как интеграционный проект нового поколения, слабости и недостатки евразийского проекта, евразийская интеграция – заметный элемент глобальной повестки дня.

 

Евразийская интеграция в исследованиях иностранных «фабрик мысли» за 2013 год

 

Безусловное лидерство в проведении евразийских исследований принадлежит Центру интеграционных исследований при Евразийской банке развития (ЦИИ ЕАБР). За 2013 год ЦИИ ЕАБР провел более 10 исследований, касающихся проблематики евразийской интеграции. Помимо оценки положительных эффектов от присоединения к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству Кыргызстана, Таджикистана, Армении, а также анализа системы отраслевых и межотраслевых связей между экономиками стран ЕЭП и Украиной, ЦИИ ЕАБР сделал ряд концептуальных докладов, направленных на выработку рекомендаций, призванных обеспечить евразийским интеграционным процессам новое качество.

Вопросам наращивания технологической кооперации и корпоративной интеграции на евразийском пространстве посвящен доклад «Технологическая кооперация и повышение конкурентоспособности в ЕЭП». В докладе содержится ряд рекомендаций, обосновываются конкретные инструменты, содействующие координации усилий по повышению конкурентоспособности экономики ЕЭП. При этом речь должна идти не только о согласованной промышленной политике стран – участниц ЕЭП, но и об общей торгово-промышленной политике. Для этого нужно создать единый орган ЕЭП в области планирования промышленного развития, размещения производительных сил, регулирования цен и ценообразования, отраслевых ассоциаций и союзов ЕЭП, представляющие согласованные интересы производителей, межгосударственных компаний на основе госпакетов акций, выработать процедуры формирования и реализации единой торгово-промышленной политики и экспортной стратегии в рамках ЕЭП.

Кроме общей торгово-промышленной политики, необходимым условием является также формирование единой научно-технологической политики ЕЭП, ориентированной на ускоренное становление (догоняющее развитие) производств пятого технологического уклада, в объеме, достаточном для форсированного вступления (прорывные технологии) в шестой технологический уклад. Для этого нужно создать межгосударственную организацию – Евразийское агентство высоких и наукоемких технологий.

В докладе «Таможенный союз и соседние страны: модели и инструменты взаимовыгодного партнёрства» предлагается широкая палитра подходов к выстраиванию гибкого и прагматичного интеграционного взаимодействия между ТС/ЕЭП и странами евразийского континента. Платформой выстраивания двустороннего и многостороннего сотрудничества, учитывающего специфику каждого конкретного партнера, могла бы стать предлагаемая исследованием программа ЕЭП «Евразийское партнерство», представляющая собой комплекс новых инструментов взаимовыгодного сотрудничества между ТС/ЕЭП и странами-партнерами по различным интеграционным аспектам. В рамках «Евразийского партнерства», сотрудничество может быть структурировано не только через договоры, но и через совместные планы действий (как в Европейской политике соседства) и участие в совместных программах.

Если ЦИИ ЕАБР концентрировал свое внимание преимущественно на вопросах экономической интеграции, то западные фабрики мысли, как правило, делали акцент на геополитическом аспекте евразийских интеграционных процессов.

 

Американская консервативная фабрика мысли Фонд «Наследие» (The Heritage Foundation) также уделяет преимущественно свое внимание геополитической составляющей евразийского проекта. В статье «Евразийский союз России может поставить под угрозу политику соседства и интересы США» делается вывод, что Евразийский союз России, Казахстана и Беларуси может угрожать региональной стабильности, а также подорвать экономическую и политическую свободу в Восточной Европе и Центральной Азии. Поэтому США должны работать со своими союзниками и друзьями в Европе и Азии, чтобы сбалансировать российское геополитическое наступление и защищать и западные интересы США и Запада. Аналитический доклад «Евразийский союз: Подрыв Экономической свободы и процветания в регионе Южного Кавказа» раскрывает предыдущий тезис применительно к Армении, Грузии и Азербайджану. Авторы доклада полагают, что членство этих стран в Евразийском союзе не только необратимо подорвет их ориентацию на Запад, еще сильнее размыв их суверенитет и независимость, но также возможно, повлечет за собой ряд отрицательных побочных эффектов для европейской безопасности, торговли и инвестиций. Это также окажет влияние на пространство, которое является жизненно важным для западных интересов в сфере экономики и безопасности. Поэтому у США и Европа осталось мало времени, чтобы сформировать общую стратегию и сотрудничать для балансировки геополитического наступления России и защиты своих интересов.

 

В аналитической записке британской фабрики мысли Центр внешней политики (The Foreign Policy Centre) «Евразийский союз: от предвыборной интермедии Путина к поиску империи?» Евразийский союз рассматривается в качестве инструмента неоимперского доминирования России в ближнем зарубежье через установление структурной экономической зависимости.

Ведущая британская фабрика мысли Королевский институт международных отношений (Chatham House) в аналитической записке «Россия, Евразийский Таможенный Союз и ЕС: сотрудничество, стагнация или соперничество?» приходит к выводам, что до недавнего времени региональная интеграция на постсоветском пространстве носила во многом декларативный характер. Но Евразийский таможенный союз представляется более жизнеспособной инициативой из-за его более качественной институциональной основы, формирующейся в соответствие с международными нормами и режимом ВТО. Евразийский союз, предлагающий перспективную, продвинутую форму экономической интеграция, имеет серьезные последствия для отношений ЕС и России в целом и стратегии ЕС на постсоветской общей «окрестности» в частности. В этом контексте  Украина превратилась в арену нормативной битвы с Россией, отговаривающей ее от заключения Соглашения об ассоциации с ЕС и глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли в пользу присоединения к Евразийскому союзу вместо этого. Поэтому столкнувшись с этой проблемой, ЕС должен пересмотреть свой подход «внешнего управления» восточными соседями с точки зрения краткосрочных и долгосрочных возможностей и проблем.

Проведенный тем же Chatham House экспертный круглый стол «Евразийская экономическая интеграция: риторика и реальность» констатировал, что Таможенный союз сталкивается с серьезными проблемами, имеющими переходный и структурный характер. До сих пор имеются серые зоны вокруг сложных юридических вопросов. Кроме того, каждый член ТС имеет различные мотивы и приоритеты экономической интеграции. Роль России в экономической интеграции создает определенные проблемы. Так как она значительно больше, чем роль Беларуси и Казахстана, важно, чтобы Таможенный союз поддерживал и улучшал механизмы, обеспечивающие такое положение вещей, при котором Россия не доминировала бы в проекте. Однако размер российской экономики по сравнению с другими означает, что она сильно влияет на успех интеграционного проекта.

В аналитической записки «Московские беспорядки, русский национализм и Евразийский союз» европейской фабрики мысли Институт исследований безопасности ЕС (European Union Institute for Security Studies) на основе анализа общественного мнения и прокатившейся волны антииммигрантских беспорядков в Москве вскрываются противоречия между внешнеполитическим курсом России, направленным на создание Евразийского союза за счет включения в него постсоветских стран, и российским общественным мнением, предпочитающим держать ее бывшие имперские территории за пределами России, а не вовлекать их в сферу влияния Москвы.

 

Американский Институт мировой экономики Петерсона (Peterson Institute for International Economics) опубликовал аналитическую записку «Выбор Украины: Договор об ассоциации с ЕС или Евразийский союз», в которой утверждается, что Соглашение об ассоциации принесет существенные выгоды для Украины, в то время как Таможенный союз меньше, менее конкурентоспособный, и не предлагает Украине никаких существенных преимуществ. Россия должна понять, что это не в ее национальных интересах заставлять страны присоединяться к

 

Таможенному союзу. России следует соблюдать правила ВТО и Соглашения о свободной торговле Содружества Независимых Государств, а также прекратить свои торговые санкции против Украины. В свою очередь, Соединенные Штаты и Европейский Союз должны защищать Украину от российской экономической агрессии в ВТО и предоставить моральную и экономическую поддержку.

Своим вниманием тему евразийской интеграции не обошел и авторитетный Фонд Карнеги за Международный Мир (Carnegie Endowment for International Peace). С точки зрения экспертов Фонда Карнеги, Евразийский союз является первым собственным геополитическим проектом России со времен распада СССР и представляет альтернативу попыткам присоединится к чему-либо другому. Существуют четкие экономические, стратегические и гуманитарные интересы, которые требуют серьезных усилий для интеграции в тесном сотрудничестве с государствами, которые появились на границах с Россией. Однако, несмотря на то, что Евразийский союз – это реальный и полезный проект, он пока что относительно скромен.

Для того, чтобы стать центром силы, этот проект должен набрать критическую массу. Возможное расширение Евразийского союза за счет таких государств, как Кыргызстан, Таджикистан и Армения недостаточно для того, чтобы превратиться в мощный центр силы в Евразии. Для того, чтобы существенно изменить ситуацию, Евразийский союз должен еще включить в свой состав 46 миллионную Украину и 30 миллионный Узбекистан. Украина, очевидно, является более важной для евразийского проекта на сегодняшний день. Ее экономический, демографический, и культурный потенциал превратит Евразийский союз в более серьезного игрока.

Расширение влияния России в постсоветском пространстве, что является, по сути, возвращением к эрзац версии Советского Союза, служит укреплению ее статуса великой державы, и этот статус, в свою очередь является центральным столпом политической системы, которую венчает Владимир Путин. Однако насколько реалистичны планы создания Евразийского союза? Евразийский союз – это функциональный проект, однако в будущем могут возникнуть проблемы. Ведь страны объединяются во имя достижения общих целей, но Москва рано или позже придет к точке, когда она должна будет использовать подход кнута и пряника, чтобы убедить своих партнеров остаться под общей крышей.

 

Американский Институт Брукингса (Brookings Institution) провел круглый стол на тему «Американо-российские отношения: что следующее», во время которого немалое внимание было уделено российской инициативе по созданию Евразийского союза. Аналитики пришли к выводу, что Евразийский союз – это идея объединения многих постсоветских странах еще в более тесный экономический союз, чтобы обеспечить больший рынок наподобие старого советского. Тем не менее, пока что это очень незначительный рынок. Без присоединения Украины этот проект не имеет смысла. Однако Россия использует такие институты как Таможенный союз и Евразийский экономический союз для усиления своего влияния на своих соседей. Несмотря на то, что Евразийский союз – это попытка более тесной экономической интеграции, она имеет и важный политический аспект. Прежде всего, он касается необходимости справляться с китайским влиянием, особенно в регионе Центральной Азии.

 

Британский Международный институт стратегических исследований (International Institute for Strategic Studies) рассматривает иной ракурс евразийского проекта, анализирую аспекты безопасности. В то время как ЕС предлагает для стран «Восточного партнерства» свободную торговлю, либерализацию визового режима и европейское будущее, Россия активно стремится сорвать политику ЕС и сокрушить европейские устремления граждан региона. Благодаря Таможенному союзу с Беларусью и Казахстаном, который теперь называется Евразийский экономический союз, Москва якобы стремится реинтегрировать соседние государства в свою сферу влияния и восстановить господство в советском стиле над регионом. Однако, это глубокое заблуждение. На самом деле, российские мотивы гораздо более оборонительные и реактивные, поэтому достижение взаимоприемлемого компромисса между Москвой и Брюсселем невозможно. Вместо геополитической или цивилизационной борьбы концептуальная основа для понимания текущей конкуренции между интеграционными образования в постсоветской Евразии должна опирается на концепцию дилеммы безопасности.

 

Выводы ситуационного анализа, проведенного российским Советом по внешней и оборонной политике, продемонстрировали необходимость при осуществлении евразийского проекта учитывать специфику стран постсоветского пространства, которые весьма чувствительны к передаче недавно обретенного суверенитета на наднациональный уровень. Углубление и расширение интеграционных процессов – не самоцель. Для успеха проекта необходимо решить накопившиеся за время евразийской интеграции проблемы – Указанные проблемы – доминирование общего рынка над отраслевой интеграцией, дисбаланс между наднациональным и межгосударственным уровнем, дефицит понимания сути и важности интеграционных процессов широкой общественностью, а также отсутствие институционального механизма расширения.

 

Международный дискуссионный Валдайский клуб совместно с Центром россйиских исследований при Восточно-китайском педагогическом университете (Center of Russian Studies of East China Normal University) в Шанхае проанализировал евразийскую интеграцию в четырех ее измерениях: экономическом, политическом, социальном и с точки зрения безопасности, а также с четырех ракурсов: для России, Центральной Азии, Китая и ЕС/США. С точки зрения экспертов, евразийская интеграция является предтечей полицентричного миропорядка. Находясь на периферии международных отношений после второй половины 20-го века, Евразия теперь выходит на первый план. Начав процесс интеграции, Россия в настоящее время сталкивается с двумя основными проблемами. во-первых, необходимость вести себя с более мелкими странами как равными, несмотря на различия в размерах их экономик и их политического влияния, а вторая связана с идентичностью России: путем привлечения стран таких, как Китай и Южная Корея в процесс интеграции, Россия может потерять свой статус лидера. Еще один чувствительный вопрос для евразийских стран - потенциальных членов интеграционного процесса – это то, что они боятся потерять свой суверенитет. Для Китая же Евразии находится рядом от востока страны. И Китай старается быть очень осторожным, чтобы не посягать на интересы России в Центральной Азии. Китай имеет стратегические отношения с Россией, Казахстаном, Узбекистаном и Турцией, но на официальном уровне все эти страны избегают обсуждения перспектив евразийской интеграции. В этом евразийском интеграционном процессе мы имеем дело с асимметричными партнерами. Процесс мульти-скоростной, так как некоторые страны не могут присоединиться к Таможенному союзу завтра; мульти-цивилизационный в отличие от ЕС, и мульти-политический, поскольку каждая страна будет сохранять свой суверенитет.

Значительный интерес к евразийским интеграционным процессам проявили и ряд турецких фабрик мысли. Кризис переговорного процесса по вступлению Турции в ЕС заставил турецкие политические элиты вновь обратиться к ранее популярным в Турции евразийским идеям. Похоже, что провозглашенная правящей Партией Справедливости и Развития (Ак-партией) «неоосманская» внешняя политика, направленная на восстановление политического и экономического влияния Турции в пределах границ бывшей Османской империи, постепенно все больше дополняется евразийским вектором. Поэтому отнюдь не случайно президент Казахстана Нурсултан Назарбаев во время заседания Высшего евразийского экономического совета 24 октября 2013 года в Минске предложил принять Турцию в Таможенный союз, так как с этой просьбой к нему обратился Президент Турции Абдулла Гюль.

 

Турецкая фабрика мысли Академия международной политики (Uluslarası Politika Akademisi) в аналитической статье «Евразийский союз: российская гегемония, конструируемая в тени экономической интеграции» констатируется тот факт, что Россия стремится к созданию многополярного мира и, наряду с Китаем, является главным апологетом идеи многополярности, которая призвана поставить под сомнение евроатлантическую гегемонию. Заявления Владимира Путина, его подражающая советскому периоду политика, риторика и меры показывают, что с помощью «политики ближнего зарубежья» и образцов евразийской внешней политики Россия намерена создать новую региональную конструкцию, которая должна легитимировать ее систему представлений о многополярности. Начинающийся в рамках создания единого экономического пространства проект, как и при возникновении ЕС, на последней стадии реализации нацелен на достижение политической интеграции.

В тоже время Евразийский союз – вовсе не то же самое, что и собирание воедино таких ведущих стран мира, как Германия, Франция, Великобритания... Каждая присоединяющаяся к этому проекту страна будет понимать, что Евразийский союз — это «организация-зонт», возглавляемая Россией и отражающая процесс возникновения российской региональной гегемонии. Можно сказать, что проект Евразийского союза представляет собой попытку России создать определенную региональную гегемонию на постсоветском пространстве в соответствии с ее глобальными интересами.

Главная проблема на пути реализации проекта Евразийского союза заключается в том, что союз будет рассматриваться как попытка интеграции, противоречащая глобальным и региональным интересам ЕС и США в Восточной Европе и бассейне Черного моря, а также Китая в Средней Азии. Проект Евразийского союза представляет собой попытку России создать определенную региональную гегемонию на постсоветском пространстве в соответствии с ее глобальными интересами.

Также существуют круги, которые желают, чтобы в состав этого проекта вошла и Турция. Однако чтобы присоединиться к проекту Евразийского союза, Турции потребуется отказаться от получения членства в ЕС, выйти из общего рынка с ЕС и к тому же выйти из состава НАТО. Такой выбор полностью изменит направление турецкой внешней политики и включит Турцию в зону российской гегемонии.

 

Близкая к Движению Фетхулла Гюлена издание Zaman проанализировало причины заявления турецкого премьер-министра Рэджепа Таипа Эрдогана о желании Турции присоединится к ШОС, обратив внимание на тот факт, что в 2002 году генерал Тунджер Кылынч также озвучивал евразийскую альтернативу для Турции вместо перспективы интеграции с ЕС.

Тогда 10 лет назад в качестве альтернативы ЕС генеральный секретарь Совета национальной безопасности Турции Тунджер Кылынч предложил союз с Россией и Ираном. В этом заключался замысел евразийского проекта турецких националистов.

 

Турецкий Центр ближневосточных стратегических исследований (Center for Middle Eastern Strategic Studies – ORSAM) совместно с изданием Zaman полагает, что главным архитектором Евразийского союза выступает Владимир Путин, который уверен, что государства бывшего СССР должны иметь более тесные отношения друг с другом. Несмотря на то, что это взаимодействие и так осуществляется в рамках СНГ и ОДКБ, их уровень не является достаточным с точки зрения Владимимра Путина. Однако пока что неясно, будет ли Евразийский союз больше напоминать притягательный Европейский союз в плане демократических институтов и объединенного суверенитета, или же это будет новая версия неэффективного СНГ?